Бонсаи – тайна и очарование Востока

автор Александр Абрамов

Грабинник

До самого красивого никогда не дотянешься…
Л. Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»

Бонсаи с его глубокой, исторически сложившейся для японцев многозначностью может быть доступным каждому для понимания на одном уровне. Но, по сути, любое произведение искусства бонсаи адресовано лишь посвящённым, владеющим его глубинным смыслом. Этот смысл высказан в бонсаи на особом языке образов-символов, понятных далеко не всем - в виде присущей японской культуре очень сложной символики геометрических форм и чисел.
Тем самым, бонсаи словно включает вас в некое интимное духовное братство.

Искусство бонсаи принципиально противостоит поверхностным (а потому ложным, лишённым истинного смысла) массовым видам искусства. Оно по природе своей диалогично - обращено к «своему» зрителю, который поймёт его с полуслова.

В исконной религии японцев (синто) не было изображений божеств в образе человека. Божество для них – это Нечто, не имеющее человеческого обличья. Японцы могли поклоняться дереву, цветку, воде и камню. Но идеи молиться человекоподобному образу бога в Японии не было.
И даже императора – живого синтоистского бога - не было принято изображать. При необходимости императора Японии рисовали скрытым за облаками. Так продолжалось до правления императора Мейдзи (1868-1912), портреты которого появились в каждом японском доме.

Основой искусства бонсаи стали вера в живой дух растений и понимание источника этого животворящего духа, на котором держится вся Вселенная. Поэтому можно считать, что миниатюрное деревце бонсаи зримо и рукотворно воплощает основы национального мировосприятия японцев. Это и мировое дерево, и его ипостась – гора, и чаша – символ учения; а ствол и ветви – целое и часть целого.

С начала семнадцатого века буддизм стал в Японии единственной официально разрешённой религией. Но, как и все «заморские» духовные ценности, буддизм был превращён японцами в «широко говоря, синто этого периода» (цитата Мотоори Норинага). Таким образом, японцы не противопоставляли свою исконную веру буддизму, а лишь включили Будду в сонм своих вездесущих божеств синто.

Примечание автора: Мотоори Норинага (1730-1801) - крупнейший мыслитель и авторитетный учёный «Школы отечественных наук» (кокугаку). Эта Школа возглавляла общественное и научное движение по изучению и популяризации древней истории и классической литературы Японии. Школа составляла оппозицию правительственному насаждению «заморских» духовных ценностей, к которым, прежде всего, относились конфуцианство и буддизм.

Дерево и его ветви считаются в буддизме ритуально чистыми. Буддийский культ дерева Бодхи (под которым, согласно преданию, Будда Шакьямуни достиг просветления) во многом предопределил не только особенности структуры, но и глубинный символизм бонсаи.
Буддийская святыня, называемая пасана-ведика, представляет собой дерево Бодхи, обнесённое каменной оградой. В широком смысле эта святыня являлась прообразом для создания бонсаи.

В буддийской мифологии, которая была активно вплетена в японские традиции, верховный правитель выступает в роли строителя святилища с садом и растущим в нём «деревом жизни».
Весь мир – это сад Будды, а правитель в нём – садовник. Выращивая бонсаи, японец чувствовал себя могущественным, словно император.

С деревом у японцев также связан культ женского божества (или супружеской пары). Порой в легендах это божество является дочерью дерева. Важную смысловую нагрузку в этом культе несёт, в частности, выбранное для поклонения дерево срасщеплением в стволе или дерево с раздвоенным стволом. Поэтому деревья с такими отличительными элементами японские мастера бонсаи использовали в своих работах как формообразующие.

Важнейшей геометрической формой в бонсаи является треугольник во всех его вариантах. Треугольник символизирует:

  • плодоносящие силы Матери-земли;
  • гору, священную буддийскую гору Сумер (Сумеру, яп. Сюмисэн);
  • троицу, триаду (Небо – Земля - Человек);
  • трикайя – три тела Будды (самбхогакайя, нирманакайя, дхармакайя);
  • рождение – жизнь – смерть;
  • тело – ум – душу.

Вписанный в квадрат треугольник олицетворяет божественное и человеческое, небесное и земное. Треугольник внутри круга выражает идею троичности в едином.
Для культур дальневосточного региона гора является наиболее распространённой трансформацией мирового дерева. Здесь образ мира – гора, чаще всего с деревом на вершине; или гора, покрытая лесом или садом. Наверху горы пребывают боги, внизу – духи земли, в середине – человек.

Подобным же образом «посвящённый» членит структуру бонсаи и осмысляет значение трёх его уровней (верхнего, среднего и нижнего).
Образ горы определяет не только форму бонсаи, но и опыт его восприятия. Взгляд, созерцающий бонсаи, должен скользить снизу вверх, как и при взгляде на гору - от её подножия к вершине.

Структура бонсаи, выращенного по правилам средневековой культуры, соотнесена с макромиром. Здесь дан реальный образ внутреннего единства духовности и живой плоти.

Бонсаи призван вселять в человека веру в жизнь и бодрость, несмотря на все жизненные разочарования и вопреки им.

В японской мифологической традиции гончар создаёт человека (или даже весь мир) из глины, поэтому гончарное ремесло воспринималось как божественное творение. Таким образом, и глиняный сосуд, в котором выращивали миниатюрное дерево, при восприятии бонсаи японцами также приобретал символическое значение.

Несмотря на религиозный символизм, присущий бонсаи, японской традиция считает его более «приземлённым» видом искусства по сравнению с икэбаной. Это связано с тем, что бонсаи всё же представляет весьма конкретный миниатюрный пейзаж, в то время как икэбана полностью символична и условна.

Реальный возраст дерева в бонсаи не имеет большого значения, поскольку понятие «древнего» в японской традиции не связано со временем создания конкретной формы из конкретного материала. В сущности, единственной подлинной ценностью в бонсаи обладает сама художественная идея, лежащая в основе этого живого произведения искусства.

Замшелые камни, карликовые кривые деревья, покрытые лишайниками ветки – знаки древности и образец высокого вкуса. А простые травы – воплощение безыскусности и временности – усиливают это впечатление.

В традиционных бонсаи предстают в своеобразной овеществлённой форме основы японской классической эстетики:

  • моно-но аварэ – скрытое очарование вещей;
  • югэн – глубинная красота тайного;
  • сибуи – красота скромности и натуральности;
  • ёдзё – искусство отклика, отзвука или намёка;
  • ваби – внутреннее совершенство при внешней неброскости и простоте;
  • саби – патина древности, заброшенности, печаль одиночества.

Эти основы японской эстетики известны теперь многим.

О демонстрации и понимании бонсаи

Гранат

В Японии сложились правила демонстрации бонсаи, которые используются в настоящее время во всём мире, особенно на выставках и в общественных местах.

Бонсаи можно демонстрировать как одиночное растение (или фрагмент ландшафта) на специальной подставке, высота которой определяется стилем самого бонсаи.

Но самое сильное впечатление на зрителей производит художественная композиция из нескольких бонсаи и декоративных элементов. Композиция может быть развёрнутой (демонстрирующей красивый природный вид) или очень лаконичной (передающей только настроение художника).

Я думаю, что для понимания японского искусства выращивания миниатюрных деревьев нужно прислушаться к словам О. Мандельштама, сказанным о японском поэтическом жанре танка:
«Она (танка) не миниатюра, и было бы грубой ошибкой вследствие её краткости смешивать её с миниатюрой. У неё нет масштаба, потому что у неё нет действия. Она никак не относится к миру, потому что сама есть мир…» (из книги «О поэзии»).

…Совершенствование прекраснее, чем совершенство; завершение полнее олицетворяет жизнь, чем завершённость. Прелесть недосказанности – это та красота, которая лежит в глубине вещей, не вырываясь на поверхность. Её может вовсе не заметить человек, лишённый вкуса или душевной чуткости.
Тайна японского искусства бонсаи состоит в том, чтобы вслушиваться в несказанное, любоваться невидимым.

Титульное фото:Грабинник
Грабинник. Возраст - 30 лет, высота - 50 см. Автор – Анатолий Анненков.

Фото в тексте: Гранат
Стиль - неправильный прямостоячий, моёги, moyogi . Высота - 30 см, возраст - 19 лет, в культуре -19 лет. Автор Александр Виняр.

Александр Абрамов
www.forum.biobank.ru


Всё о бонсаи на сайте Gardenia.ru


Еженедельный Бесплатный Дайджест Сайта Gardenia.ru

Каждую неделю, на протяжении 10 лет, для 100.000 наших подписчиков, прекрасная подборка актуальных материалов о цветах и саде, а так же другая полезная информация.

Подпишитесь и получайте!

     

(отписка одним щелчком мыши)